Творчество Дарьи Дорошко

Поэзия

Гомель, беларусь

СТРАХ

Страх гнездился у дороги,
На обугленной сосне.
Согревал в соломе ноги,
Отдыхал в кошмарном сне.

Поджидал, когда поедет
Кто-нибудь в обратный путь.
Чтобы чёрту об обеде
Незаметно намекнуть.

Страх дружил с нечистой силой,
С домовушкой флиртовал.
Чтобы та его впустила
В дом, когда хозяин спал.

Удавалось, но не часто,
Даже в церковь заходить.
Вот тогда гнездилось счастье
В исцарапанной груди!

Страх женился на Обиде,
Обвенчался с ней во тьме.
С той поры его не видят
На обугленной сосне.

Только время вдаль уходит,
Страх же вечно тут живёт.
И в житейском хороводе
Кружит вечность напролёт.

Ловит на обиду души
Человеков день деньской,
Заставляя сплетни слушать
И терять ночной покой.

Страх гнездится под подушкой,
В крепко сжатом кулаке.
Воет волком у опушки,
Топит лодки на реке…

* * *

В ярком зимнем свете звёзд
Разлетаются творенья.
Рассыпаются и зреют,
Высыпаются на снег.
Так рождаются на свет
Корабли-стихотворенья.
Так приходит в мир из грёз
Гений Радости — поэт.

* * *

Мы можем выкроить любовь
Из облаков, из сновидений,
Кленовых листьев и затмений,
Мы можем выкроить любовь.

Мы можем выстроить любовь
Из кубиков, камней и глины.
Из одиночества в пустыне
Мы можем выстроить любовь.

Мы можем разыскать любовь
Среди полётов, тьмы и гнева.
Среди дворцовых стен и хлева
Мы можем разыскать любовь…

* * *

Я не вынесу этот день,
Я его разделю на части.
Одиночеством данной властью
От себя отделяю тень.

На мечты расчленяю сон.
На черты разрубаю лица.
Вырываю из книг страницы.
На песчинки дроблю перрон.

Сотни тысяч ненужных слов
Уложу я в рюкзак дорожный.
Вот и вынесу осторожно
Этот день и свою любовь.

* * *

“Томленья!” — просит дух, и я даю томленье.
Душа зовёт покой, и я даю покой.
Живой Творец во мне не встанет на колени
У собственных икон, с протянутой рукой.

МЕТАМОРФОЗЫ БЫТИЯ

Собаки превращаются в людей.
А люди – в кошек. Кошки – в голубей.
Гвоздики – в камни, в мраморные плиты,
Куда по капле воды жизни влиты.

В сосульки превращаются мечты.
А мысли – в грозы. В молнии – листы
Кленовые, с чуть запылавшим краем.
А жизнь – в покой на солнцепёке рая.

* * *

Подстреленной птицей забившись под куст
Смородины белой,
С кровавой росою коралловых бус,
Упавших на тело
Под перьями с чёрной пушистой каймой,
Она умирала.
Над лютой, безжалостно-белой зимой
Зарёй догорала.
И не было больше крутых виражей,
Заложенных смело.
И падало солнце кровавой росой
На рыхлое тело
Снегов…

В НАЧАЛЕ

Купаясь в свете звёзд,
В обрывочных мечтах,
Я не искала Путь —
Он стлался пред очами.
Звенел цепями мост,
Качаясь на ветрах,
И не было ничуть
Не страшно жить в Начале.

Вначале был лишь Бог
И радуга цвела.
И каждым лепестком,
Как зонтиком японца,
Любой укрыться мог.
И я тогда жила,
И каждым волоском
Переплеталась с Солнцем.

comments powered by HyperComments