СОБАКА

СОБАКА

Сергей Чернявский, Горловка, Украина

Шахтёрский город, расположенный в степи Донецкого кряжа, не имел никаких природных водоёмов. Если бы наблюдатель отъехал от города на несколько километров и огляделся, то оказался бы среди пшеничных и овощных колхозных полей, которые, впрочем, не были ровными как скатерть, а, как правило, плавно сбегали к многочисленным балкам и оврагам, пересекающим, словно лицо старика морщины, вдоль и поперёк сельскохозяйственные угодья. В балках струились небольшие ручейки, а вдоль них росли деревья, иногда группирующиеся в небольшие рощицы.
Однажды власть имущие отцы города решили частично исправить недостаток существующего ландшафта и приняли решение соорудить каскад водоёмов, для чего, мобилизовав экономические и технические ресурсы промышленных предприятий, насыпали несколько плотин в балке, расположенной сразу же за последними многоэтажными новостройками.
Ручей, текущий по дну балки, постепенно наполнил водоёмы, именуемые в просторечье ставками, правда, затопив попутно и кладбище существовавшего здесь древнего хутора.
Ну, да это уже детали! Кто в эпоху строительства развитого социализма обращал внимание на такие мелочи?! Главным было то, что горожане получили возможность плескаться в ставках. А ночные “отдыхающие” ещё некоторое время по вечерам пекли на берегу картошку в кострах из крестов разрушенного и затопленного кладбища.

В одно прекрасное субботнее утро Виктор договорился с друзьями пойти поплавать на вышеупомянутые ставки. Так как он жил ближе всех остальных к воде, то не стал никого дожидаться, а отправился в путь один, решив встретиться со своей компанией прямо на берегу.
Было летнее солнечное утро. Зной ещё не накрыл своим удушливым покрывалом город, и люди, в большинстве своём, спали, стараясь максимально использовать преимущества выходного дня.
Виктор шёл через редкую рощицу и радовался жизни, как только можно ей радоваться в девятнадцатилетнем возрасте. Этой осенью ему предстоял призыв в армию, ну, а пока он старался об этом не думать, и во всём остальном мир представлялся ему радужным и слегка загадочным. Вчера он тренировался немного больше обычного в секции самбо, которую посещал уже несколько лет, поэтому мышцы давали о себе знать. Но подобное состояние для его более чем стокилограммового тела было привычным, и он, что-то насвистывая, бодрым шагом подходил ко второму ставку, где накануне и договорился встретиться с друзьями.
Виктор заметил, что место на берегу, куда он подходил, не было пустынным. Несмотря на ранний час, здесь уже “культурно отдыхала” группка молодёжи в составе шести человек, один из которых держал на поводке овчарку. Разбросанные бутылки и объедки вокруг их “бивуака” говорили о том, что “культурный отдых” тянется с ночи, если не с вечера предыдущего дня. Но всё же, очевидно, программа рекреации не была ещё завершена, и теперь ребята явно искали приключений.
В сторону подошедшего направилась покачивающаяся худая и бледная особь лет примерно шестнадцати. “Тинейджер”, — сразу же придумал ему имя Виктор.
Прикол прозвучал довольно стандартно:
— Слышь, мужик, дай закурить!
“Мужик” не стал объяснять Тинейджеру, что не курит и что, вообще, курить вредно, и все прочие прописные истины, которые тот принял бы, естественно, за издевательства, а коротко ответил:
— Обойдёшься!
— Да, ты знаешь, что мы с тобой сейчас сделаем? — гневно отреагировал Тинейджер. — Ты сейчас на коленях здесь будешь молиться!
Виктор уже попадал в подобные переделки и понял, что без конфликта эта встреча не закончится.
“А утро так хорошо начиналось!” — с грустью подумал он, достал из сумки полотенце и, бросив её на траву, начал на всякий случай наматывать его на правую руку. Он прикинул, что ребята эти имеют довольно хилый вид и вряд ли они быстро с ним сладят даже вшестером, тем более, что против них работал ещё и алкоголь. “А там и друзья должны подоспеть”, — обнадёжил он сам себя.
Но далее события стали развиваться в довольно неожиданном для Виктора направлении: Тинейджер вдруг отбежал в сторону и закричал:
— Вася, пускай Рекса! Клиент борзеет!
Вася, услышав призыв, наклонился над собакой и с трудом отстегнул поводок:
— Взять! — услышал Виктор.
Дальнейшие события представились ему ясными, но замедленными, словно на экране при демонстрации фильма рапидной съёмки: Рекс сорвался с места и понёсся к нему большими прыжками. Спрятаться было некуда, а убежать от такой большой собаки человеку было невозможно.
Но испугаться Виктор не успел. Наоборот, все его дальнейшие действия отличались спокойствием и чёткостью: он выставил назад для упора ногу, а сам наклонился вперёд, чтобы собака не опрокинула его за счёт кинетической энергии своей “овчарочьей” массы. И когда она прыгнула, он выставил вперёд руку обмотанную полотенцем. Машинально Виктор отметил, что клыки пса всё же прошли сквозь полотенце и прокусили руку. Но в его организме уже начали работать какие-то животные инстинкты: воспользовавшись тем, что собака вцепилась в правую руку, он потянул её на себя, а сам сделал резкий поворот корпуса вправо и левым предплечьем прихватил собаку за шею, а затем изо всей силы сдавил её локтевым сгибом и резко дёрнул вверх.
Овчарка забилась в воздухе пытаясь освободиться, но это ей не удалось, и через минуту-полторы тело собаки обмякло. Она упала на землю.
Вся шестёрка “отдыхающих” наблюдала за развивающейся драмой, пребывая как бы в ступоре. Но когда собака упала на землю со сломанной шеей, Вася, её хозяин, очнулся от столбняка и кинулся к мёртвому животному.
— Зачем ты убил собаку, гад! — в истерике закричал он Виктору.
— Ах, ты, сволочь! Ты натравил на меня овчарку, а теперь ещё и что-то варнякаешь?! Смотри, а то, как бы я и тебя заодно не удавил здесь же, рядом с твоей собакой! — со злостью ответил ему Виктор, которого только теперь начало трясти крупной дрожью.
Сзади послышались шаги и знакомые голоса: подходили друзья Виктора:
— Витя, что здесь случилось? — спросил кто-то.
— Почти ничего! — ответил Виктор. — Животное вот из-за идиота-хозяина погибло.
Краем глаза он заметил, что группка “отдыхающих” незаметно и быстро растворилась в окружающем пейзаже, а за кустом мелькнула согнутая спина улепётывающего от греха подальше протрезвевшего Тинейджера.

Было прекрасное солнечное летнее утро. Зной ещё не накрыл своим удушливым покрывалом город, и люди в большинстве своём спали.
Один из друзей Виктора, разорвав полотенце, перевязывал ему кисть правой руки, а над мёртвым Рексом рыдал в пьяной истерике Вася.

comments powered by HyperComments