Разведка, шпионаж и писатели.

Английская литература подарила миру самого известного разведчика агента 007 — Джеймса Бонда. Но не служил бы автор в разведке появился бы данный роман? Совмещение труда писателя с обязанностями шпиона — очередная традиция, насчитывающая по меньшей мере четыре сотни лет. Вспомним самых выдающихся авторов, которые помимо писательского дела были вовлечены в шпионские интриги.

 

 Разведка, шпионаж и писатели.

Кристофер Марло

Одним из первопроходцев, входящих в этот список, является драматург Кристофер Марло, биография которого крайне таинственна, и вероятно наиболее интересна для всех англичан.
Первая его загадка связанна еще с учебой. В 1579 он поступает в королевскую школу Кентербери, а на следующий год становится студентом Кембриджа, где в 1584 году получает степень бакалавра. Но несмотря на хорошую успеваемость, у Марло были проблемы с посещаемостью лекций, за что его и пытаются отчислить, хоть и безрезультатно. В будущем в университетских архивах историки находят письмо ректору за подписью четырех членов тайного совета королевы. Они настаивали дать возможность продолжить учебу Марло, объясняя его отлучки служением государству и намекая, что королева будет крайне недовольна, если Марло в Кембридже обидят. В общем, Марло становится магистром. И с 1587 года проживает в Лондоне, где приобретает не только славу поэта и драматурга но и атеиста , о чем доносит некто Ричард Бейнс, а после под пытками подтверждает и друг Марло писатель Томас Кид. 18 мая 1593 года издан ордер на арест Марло. Но тут мы сталкиваемся с новой загадкой Кристофера Марло. За те преступления, что ему инкриминировались, ему должны были, как минимум, отрубить голову, но вдруг, в отличие от Томаса Кида, за которым числилось гораздо меньше, на период следствия Марло отпускют под подписку. Спустя несколько дней в портовом кабаке в Дептфорде его находят мертвым.
Есть версия, что убийство было фиктивным и это было сделано для спасения драматурга его покровителем и начальником Френсисом Уолсингемом. Марло тайно переправили на континент и после “смерти” он жил во Франции под именем Ле До, по-прежнему занимаясь разведывательной деятельностью в пользу Англии и в конце 90-х годов даже жил в одной семье в графстве Рэтленд. Загадка еще и в том, что именно Кристофер Марло является самым популярным кандидатом на роль того, чьим псевдонимом был Уильям Шекспир. Сегодня большинство историков уверены, что Шекспир действительно был всего лишь псевдонимом для какого-то загадочного гения.

 

 Разведка, шпионаж и писатели.

Даниэль Дефо

За «продажность пера», за отсутствие политических идеалов Джонатан Свифт презирал Даниэля Дефо . Но Свифт не знал правды: Дефо был шпионом.
К тому же был он и авантюристом. И всегда патологически мечтал разбогатеть. Поэтому занимался подчас самыми неожиданными вещами. Скорее всего, именно поэтому он участвовал в восстании герцога Монмунтского, после провала которого вынужден был скрываться.
В конце XVII — начале XVIII века, когда за английский престол шла яростная борьба, спор тори и вигов раздирал страну, и каждый, кто умел писать, стремился обзавестись литературной трибуной и аудиторией. Дефо пустился разом в две авантюры — торговлю и политическую журналистику. Первая привела его к разорению, вторая в 1703 году — к тюрьме. Вызволять его пришел Роберт Харли, первый граф Оксфорд и граф Мортимер. Оценив политический ум врага, Харли решил его купить. Дефо стал тайным агентом правительства тори и, конечно, их лучшим приобретением.
При участии Дефо произошло важнейшее событие в истории — объединение Англии и Шотландии в Великобританию. В Эдинбурге Дефо внедрился советником в ключевые органы страны — церковь и парламент. Он дискредитировал прошотландских деятелей, давал ложные прогнозы, распространял памфлеты от имени простых шотландцев, подтасовывая общественное мнение. «Я посвящен во всех их глупости и совершенно вне подозрений насчет переписки с кем-либо в Англии», писал он Харли в Лондон. Даниэль Дефо был чуть ли не первым английским контрразведчиком, впоследствии создавшим огромную шпионскую сеть осведомителей.
Разоблачение, бесспорно, грозило бы Дефо смертью. Однако, его шпионская деятельность способствовала развитию британской литературы: впечатления от общественной жизни обогатили Дефо как писателя, и именно ему досталась честь вывести жанр романа на новый уровень.

 Разведка, шпионаж и писатели.

Сомерсет Моэм

Моэм фактически сам пришел в разведку. Медик по образованию, с начала Первой мировой войны он был в Европе в составе Красного Креста. В 1915 году по желанию Сомерсета его будущая жена устроила ему встречу с господином R — высокопоставленным офицером разведслужбы Британии. Вскоре Моэм снова отправился на континент, но уже с другими целями. Для работы в Швейцарии даже не пришлось придумывать легенду — Моэм жил как писатель.
Россия была вторым заданием агента. Моэм должен был воспрепятствовать пацифистским настроениям и не дать союзникам выйти из войны, для чего у власти нужно было удержать Временное правительство. Разведчик неоднократно встречался с высшими чиновниками, в том числе Керенским и Савинковым, но сделать ничего не смог и в октябре спешно покинул нашу страну через Швецию. Он был немного огорчен неудачей и литературного памятника Октябрьской революции в России не создал, хотя и оказался непосредственным участником событий.
Тихий и наблюдательный, склонный к взвешенным решениям и наделенный способностью всегда сохранять не вызывающее подозрений спокойствие, писатель прекрасно подходил для секретной службы. Через десять лет из печати вышел сборник «Эшенден, или британский агент». Изначально рассказов должно было быть тридцать один, но друг Моэма Уинстон Черчиль заставил исключить четырнадцать, будто бы разглашавших секретные сведения. Кеннет Кларк, товарищ Моэма, вспоминал: «Он часто говорил о разведке, которой невероятно восторгался. Полагаю, ему нравился свет, который она проливала на природу человека».

Перо на службе разведки или писатели и шпионаж

Грэм Грин

Политика и чужие страны рано стали интересовать Грина. Его читательский опыт начался с путешествий и детективов, а в 18 лет он получил членский билет коммунистической партии Британии. Неуравновешенный характер, однако, не давал предположить, что Грин станет шпионом. У подростка на счету было несколько попыток самоубийства и полугодовое лечение у психоаналитика.
Грин вышел из Оксфорда с опубликованным поэтическим сборником за плечами, принял католичество, женился и занялся журналистикой и литературой. До Второй мировой войны оставалось почти 15 лет, за которые он успел стать известным автором. Секретные расследования и политика наполняли его тексты. При этом Грин всю жизнь настаивал, что является аполитичным писателем. Около 1940 года в МИ-6 начали подыскивать человека для работы в Сьерра-Леоне. Сестра Грина Элизабет, уже работавшая в разведке, подсказала кандидатуру брата, с его стороны возражений не было.
Грина выбрали из–за его тяги к путешествиям, впечатлениями от которых он делился в книгах. До войны он побывал в Швеции, Мексике и Либерии — 400 миль по джунглям, тропические болезни и постоянное предчувствие близкой смерти. В 1941 году автор книги «Путешествие без карты» отправился в Африку разведчиком, официально — членом дипмиссии. Из–за отсутствия подробной информации о подробностях службы Грина возникло множество инсинуаций. Уже осенью 1941 года Грину предлагают поучиться профессии. Он с восторгом принял это предложение. Романтический юноша слабо представлял, чем он будет заниматься. Теория и практика разведки, история шпионажа преподавалась в перерывах между строевой дисциплиной и ездой на мотоцикле. Последнее Грин особенно не любил. Но кое-как эти шпионские курсы закончил. А затем получил назначение в столицу Сьерра-Леоне в западной Африке. Грин должен был наблюдать за немецкими подлодками и собирать разведданные о соседнем Сенегале, находящимся под французами. В главном сенегальском порту в то время стоял французский линкор. Он был на ремонте, но в исправном состоянии вполне мог бы атаковать британские суда. Грину было поручено следить и за французским кораблем. Но, как признали впоследствии, в политике он искал гуманизма, и, не найдя его, посвятил ему свои книги.

Перо на службе разведки или писатели и шпионаж

Ян Флеминг

Джеймс Бонд, агент британской разведки 007, родился 13 апреля 1953 года. Первый роман серии, экранизации которой сейчас приносят создателям миллиарды, продавался хорошо, но без ажиотажа. Это была первая книга автора, до тех пор известного совсем другим талантом — талантом контрразведчика.
В жизни Флеминга разведка появлялась несколько раз. В 1933 году репортером «Рейтерс» он прибыл в Москву освещать судебный процесс по делу шести британских инженеров, обвиненных в шпионаже. Флеминг чуть было не взял интервью у Сталина, но в результате получил лишь вежливый отказ с извинениями, что его не могут принять. Он пробовал себя в разных областях, но карьера не складывалась. Следующее место работы было подсказано скорее историческими обстоятельствами, чем личной склонностью. За несколько месяцев до начала Второй мировой Флеминг был принят личным помощником главы военно-морской разведки контр-адмирала Джона Годфри, и уже вскоре стало ясно, что это призвание. Флеминг оказался незаменим. Агент 17F готовил секретные документы, речи и меморандумы, осуществлял связь с другими подразделениями спецслужб и с представителями Франклина Рузвельта.
Флемингу доверяли безоговорочно, его ценили не только как исполнителя, но и как талантливого администратора. Сформированный им штурмовой отряд №30 доставлял документы противника в штаб прямо с передовой. Контрразведчика оценили обманутые противники, назвав его «одним из самых выдающихся новаторов германской спецслужбы». Любовью подчиненных, однако, он не пользовался — им слышалось, что командир говорит с ними, «как с краснокожими индейцами». Война не только зародила у Флеминга мысль написать роман о разведке и снабдила материалом, но и указала подходящее место. На Ямайке в 1942 году агент 17F участвовал в англо-американском саммите. Здесь же через десять лет на купленной Флемингом вилле возник легендарный Джеймс Бонд.

А вот история про еще одного знаменитого писателя нашего столетия:

 

Перо на службе разведки или писатели и шпионаж

Эрнест Хемингуэй

В 1942 году Америка вступила во вторую мировую. Свой скромный вклад в борьбу с фашистами решил внести Эрнест Хемингуэй. Живший тогда на Кубе, он был уверен, что остров кишит немецкими шпионами, которые поддерживают связь со своими подлодками в Карибском море. Недовольный таким положением дел Хемингуэй отправился в американское посольство на Кубе. И предлагает тому план: он, Хемингуэй, организовывает на острове шпионскую сеть для проникновения в ряды противника. И эта самая сеть должна уничтожить как можно больше немецких субмарин. Все это Хемингуэй брался организовать сам. Ему нужны были лишь официальное одобрение и некоторая финансовая поддержка.

Неизвестно, с какого перепугу, но американский посол клюнул на это предложение. Даже несмотря на репутацию Хемингуэя, как горького пьяницы и отчаянного бездельника. Писатель получил добро, а заодно и обещание ежемесячно выдавать ему 500 долларов.

И Хемингуэй создал уникальную агентуру. В нее входили 25 человек. Это были портовые грузчики, картежники, контрабандисты, два обнищавших испанских аристократа, официанты любимого ресторана писателя, бывший спортсмен и католический священник, который когда-то служив в армии пулеметчиком. Еще непонятно как в эту компанию затесался американский миллионер, видимо, еще более эксцентричный, чем Папа Хэм. Вся эта гоп-компания называла себя “Преступный цех”. Местные жители, обладающие здоровым скепсисом, звали ее “папиной фабрикой проходимцев”. Порядка в этой организации не было никакого. И тем более, результатов. Ни одного свидетельства о найденном немецком шпионе Хемингуэй не получил.

Но ничуть не расстроился и приступил ко второй части своего плана под названием операция “Злюка”. Он намерен был лично обнаружить и уничтожить немецкую подводную лодку. По его “данным”, когда у немцев кончалась еда, они всплывали и отнимали еду у ближайшего рыболовецкого судна. Хемингуэй пожелал превратить свое судно “Пилар” в приманку для лодки. И свою посудину начинил целым арсеналом: несколько револьверов, рация, несколько ящиков с ручными гранатами, замаскированные под коробки с яйцами , боевой пулемет, базука и бомба, которую спрятали на корме. И Хемингуэй стал ждать, когда рядом всплывет подводная лодка, чтобы обрушить на нее всю мощь своего оружия.

Правда, он так и плавал несколько недель, но лодку не засек. Однажды Хемингуэю действительно повезло. Он и впрямь заметил где-то вдалеке немецкую субмарину. Естественно, подобраться к ней он не успел, зато отправил донесение властям. Но его никто уже серьезно не воспринимал. Даже доброжелатели считали его просто шпионом-любителем, от которого не может быть никакой пользы. А недоброжелатели были убеждены, что Папа Хэм просто пьянствует и рыбачит с друзьями за казенный счет. Правда, через пару дней выяснилось, что подлодка действительно была и даже высадила на берег лазутчиков. Но карьера Хемингуэя, как шпиона, была закончена.

Лично директор ФБР Эдвард Гувер добился того, чтобы в 1943 году финансирование этой затеи было закончено. На Кубу отправили профессионалов из ФБР, которые в Хемингуэе не нуждались. А писатель потом говорил, что эта “работа” дала ему богатый материал для повести “Старик и море”, за которую он получил десять лет спустя Нобелевскую премию.
История про рыболовецкий шпионаж Хемингуэя, скорее всего, вымысел, хотя с идей шпионить за немецкими подлодками на Кубе Хемингуэй вполне мог наведаться в американское посольство.

Некоторые источники:

www.agentura.ru

theoryandpractice.ru

comments powered by HyperComments