ОТКРОЙТЕ ДЛЯ СЕБЯ ПОЭТА!

ОТКРОЙТЕ ДЛЯ СЕБЯ ПОЭТА!

Тамара Гордиенко, Севастополь, Россия

У каждого человека есть свои любимые писатели и поэты. Для меня одним из них всегда был Леонид Вышеславский. В моей домашней библиотеке были его книги, в них — любимые стихи и любимые строки.
Однажды, в середине девяностых годов прошлого века, находясь в командировке в Киеве, я познакомилась с Леонидом Николаевичем Вышеславским. Он пригласил меня в гости. И я пришла в знаменитый писательский дом “Ролит” ( авт.: аббревиатура от названия кооператива “Робіт-ник літератури”), фасад которого украшен мемориальными досками с барельефами многих известных писателей, живших тут в разные годы.
— Вот мы сидим с вами, а вы даже и не знаете, что разговариваете сейчас с Председателем Земного Шара, — улыбаясь, сказал Леонид Николаевич. И в ответ на мои удивлённые вопросы рассказал удивительную историю.
А началась эта история в далёком 1920 году, когда в Харьков приехал Сергей Есенин со своим другом — поэтом Анатолием Мариенгофом. И в харьковском Большом драматическом театре произошла коронация известного поэта-футуриста Велимира Хлебникова.
Чтобы стало понятно, о чём идёт речь, придётся вспомнить, какое тогда было время. Совсем недавно окончилась первая мировая война, подходила к концу гражданская. Людей опьянил сладкий воздух свободы и мира. Казалось, что жизнь всегда будет весёлой, дерзкой и свободной!
Царили розыгрыши, капустники, весёлые театральные действа, суды над литературными героями. Кто в юности читал роман Вениамина Каверина “Два капитана”, тот хорошо помнит описанный в книге суд над Евгением Онегиным.
Есенин с Мариенгофом в Харькове заскучали. Но не в характере друзей было долго киснуть и терпеть рутинную однообразную жизнь. Они захотели пошутить — и устроили праздничную, яркую, весёлую коронацию. Короновали Велимира Хлебникова на председательство Земным Шаром.
— Он стоял на сцене, — рассказывал Вышеславский, — в хламиде необъятных размеров, а Сергей Есенин нараспев произносил акафисты. После каждого акафиста Хлебников по ритуалу должен был произносить: “Верую!” Он и произносил, но так тихо, что едва шевелил губами и шелестел голосом.
Есенин толкнул его в бок:
— Велимир, говорите громче, а то публика ни черта не слышит!
Хлебников посмотрел на Есенина чистыми наивными глазами:
— При чём тут публика?!
Он, как ребёнок, принимал всё за чистую монету.
Вот так в 1920 году Велимира Хлебникова полушутя-полусерьёзно провозгласили Председателем Земного Шара. Вице-председателем стал Григорий Петников. Велимир Хлебников, как известно, умер молодым. Григорий Петников стал Председателем Земного Шара-2. После войны он поселился в Старом Крыму. С Леонидом Вышеславским они были знакомы долгие годы. Когда-то, ещё в Харькове, Григорий Петников покровительствовал юноше Вышеславскому, вводил его в литературу. А спустя годы уже Леонид Вышеславский, который к тому времени стал главным редактором журнала “Радуга”, помогал публиковаться Петникову.
Когда в крымском издательстве вышла очередная книга Григория Петникова, Леонид Вышеславский написал рецензию “Внимание: говорит Председатель Земного Шара!” Рецензия была опубликована в одной из украинских газет, и номер газеты Вышеславский отослал Петникову в Старый Крым.
Вскоре от Петникова пришло письмо. “Спасибо Вам, что Вы напомнили мне о нашей давней литературной игре, которую мы устроили когда-то в Харькове, — писал он. — Я, признаться, уже и забыл, что я — Председатель Земного Шара. Очевидно, недолго мне уже осталось носить это звание. Завещаю его Вам, мой друг”.
Получив это завещание, Вышеславский помчался в Старый Крым навестить Петникова, который был уже очень болен, не выходил из дому. Вскоре его похоронили на старокрымском кладбище.
Вышеславский понёс это дорогое и гордое звание дальше по жизни.
Леонид Вышеславский (фото слева) родился в Николаеве, рос в Одессе, на Слобожанщине, в Харькове. Его долгая жизнь вместила в себя столько событий, что вполне хватило бы на добрый десяток человек. В 1920 году его, пятилетнего мальчика, едва не расстреляли деникинцы, он пережил голодомор, репрессии тридцатых годов, прошёл с первого до последнего дня фронтовым кореспондентом Великую Отечественную войну.
Он не очень охотно рассказывал о военном лихолетье, чаще о нём писал. Биография писателя настолько вошла в его стихи и рассказы, что, говоря о Вышеславском, всё время хочется его цитировать.
Процитирую и сейчас:
“… После двух тяжелейших ночей в болоте мы ворвались в словацкий город и освободили его. Можете себе представить, как мы выглядели! В грязи с ног до головы, но эта грязь украшала нас. Мы ею даже гордились. И к нам на улицах подходили чисто одетые люди, обнимали, подносили цветы.
И я тогда написал стихотворение о солдате-освободителе, посвятив стихи пулемётчику Николаю Оболенцеву. Оно появилось в армейской газете “За нашу победу”, в номере от 2 декабря 1944 года:

Да, неспроста у пулемёта
он глаз две ночи не смыкал,
и неспроста среди болота
он под обстрелом пролежал, —
ворвался в город на рассвете
и, завершая долгий бой,
он слёзы радости заметил
в глазах у женщины чужой.
Прошёл по брёвнам переправы,
прополз по грязи под огнём —
и грязь в лучах солдатской славы
горит, как золото, на нём!

Написал я эти стихи и, признаться, забыл о них. Давно закончилась война. Прошло много лет. В газете “Правда” печатается с продолжениями книга Первого лётчика-космонавта Юрия Алексеевича Гагарина “Дорога в космос”. Раскрываю свежий номер “Правды” от 14 мая 1961 года и в очередной подаче читаю:
“Советский солдат-освободитель стал любимым, почти сказочным героем народов Европы и Азии. Я помню стихи о нашем солдате…”
И Юрий Гагарин полностью приводит стихотворение о пулемётчике Оболенцеве, которое семнадцать лет назад было напечатано в армейской газете.
Фамилию автора стихов Гагарин не назвал, но автор-то узнал свои стихи. Трудно сказать, что я больше испытал: радость или удивление. Конечно, постарался узнать, каким образом мои давние фронтовые стихи стали известны Первому космонавту мира. Выяснилось, что номер армейской газеты “За нашу победу” каким-то путём оказался в Оренбурге, в лётном училище, где тогда учился будущий космонавт. Стихи попались ему на глаза, и он выступил с ними в училище на одном из вечеров самодеятельности. Ну мог ли я думать, когда писал стихи, что фронтовая дорога, утопавшая в грязи, через несколько лет превратится в дорогу к звёздам?!”
“Много хороших книг существует на свете. Но среди них есть такие, которые значат несравненно больше, чем просто хорошие книги. В них — душа народа: мужественная, поэтичная, верующая в победу людской правды. Среди таких книг — “Кобзарь” Тараса Шевченко”, — писал Леонид Вышеславский.
В конце тридцатых годов Максим Рыльский и Николай Ушаков задумали издать “Кобзарь” на русском языке. Книга вышла в свет в 1939 году, в “Библиотеке поэта”, основанной Максимом Горьким. Это было первое издание “Кобзаря” на русском языке.
Стихи Тараса Шевченко перевели очень хорошие поэты: Борис Пастернак, Максим Рыльский, Николай Ушаков, Всеволод Рождественский, Николай Асеев, Павел Антокольский, Вера Инбер, Николай Тихонов, Владимир Луговской, Алексей Сурков, Михаил Матусовский, Елена Благинина, Михаил Исаковский, Фёдор Сологуб…
Интересно то, что к этой работе был привлечён и студент Киевского университета имени Т. Г. Шевченко Леонид Вышеславский. На мой взгляд, это свидетельствует о признании Вышеславского как поэта, уже в то время. И два его перевода (“В неволе тяжко — хоть и воли изведать тоже не пришлось” и “Сраженья были, распри — всё бывало”) тоже вошли в это уважаемое издание.
Леонид Вышеславский был участником большого писательского пленума к 125-летию со дня рождения Тараса Шевченко, состоявшегося в Киеве в 1939 году. В 1955 году поэт осуществил свою мечту: совершил паломничество на Кос-Арал — остров на Аральском море, где Тарас Шевченко прожил с сентября 1848 до октября 1849 года. Но оказалось, что острова уже давно нет:

Река в песках переменила русло.
Коса столетья смыла Кос-Арал.

Личность Тараса Шевченко и его произведения имели большое значение для творчества Леонида Вышеславского. И полностью закономерно то, что в 1984 году Леониду Николаевичу Вышеславскому была присуждена Государственная премия Украины имени Тараса Григорьевича Шевченко.

Вспоминаю тот день, когда я впервые была в гостях у Вышеславского. Мы сидели в его квартире, за окнами бушевало роскошное, буйное, зелёное киевское лето, а он вспоминал о пережитом, о друзьях, о Крыме.
У поэта было особое отношение к Крыму, особенно к Восточному, где провёл он несколько детских лет. На Карадагской биологической станции работал его отчим, известный биолог Леонид Гаврилович Платонов, который был ему роднее родного отца. И, если впоследствии у поэта Леонида Вышеславского появилось много стихов о Крыме, то в этом, считал он, есть и заслуга его родителей. Леонид Гаврилович открыл подростку Крым, Карадаг, познакомил с Максимилианом Волошиным, который дал Леониду два урока рисования и даже подарил одну из своих акварелей. На всю жизнь запомнил Вышеславский эти встречи в Доме Поэта, в котором всегда жило много друзей, а “шумной лжи в том доме нету места, в нём не живёт ни льстец, ни толстосум”, как впоследствии сказал он в стихах.
— Очень радушно всегда принимала меня в Доме поэта незабвенная Мария Степановна Волошина, — рассказывал Леонид Николаевич. — Я ей говорил: “Мария Степановна, как хорошо, что вы сохранили этот дом. Это же прекрасно, что вы уберегли его в годы оккупации, что вы сохранили его от немцев”. Она на меня так иронично посмотрела и говорит: “Что?.. От немцев?.. От большевиков я его оградила и спасла”.
В ту нашу встречу Леонид Николаевич читал много своих стихов. Но одно из них он прочитал особенно благоговейно, с уважением к памяти этих двух удивительных людей — Максимилиана Александровича и Марии Степановны Волошиных, родных сердцу каждого крымчанина.

Холстина с ветром обливает плечи,
а вихрь волос охвачен ремешком.
Таким он мне явился в летний вечер
на обнажённом берегу морском.
Он неизменно душу человечью
умел согреть приютом и добром.
И навсегда пророческою речью
наполнил свой громоподобный дом.
И он ушёл. А стражницею дома
осталась женщина, среди огня и грома
храня святыню много лет подряд.
Внизу всё так же море камни гложет.
Он и она на поднебесном ложе,
поэзией обвенчанные, спят.
С Крымом связано и ещё одно знаменательное событие в жизни поэта Леонида Вышеславского: 24 сентября 1979 года в Крымской астрофизической обсерватории была открыта новая малая планета — астероид 2953. Первооткрыватель — кандидат физико-математических наук Николай Черных.
В Почётном свидетельстве Академии Наук сказано, что эта малая планета получила название “Вышеславия” в честь Леонида Николаевича Вышеславского — автора “Звёздных сонетов” и других книг.
Название утверджено в США Центром по малым планетам Смитсоновской обсерватории.
Стихи Леонида Вышеславского, написанные в разные годы, подтверждают нерушимое единство основного закона поэтического творчества: настоящая поэзия не подвластна времени, не подвластна инфляции. Она современна.

О Леониде Вышеславском писали многие и много. Предисловие к его “Звёздным сонетам” написал Первый космонавт Земли Юрий Гагарин. Его стихи не оставили равнодушными Максима Рыльского и Корнея Чуковского, Ивана Драча и Павла Антокольского, Николая Ушакова и протоиерея Александра Меня.
Судьба подарила мне знакомство и общение с Леонидом Вышеславским на протяжении последних семи лет его жизни. Леонид Николаевич был необыкновенным человеком, оптимистом и жизнелюбом. Об этом свидетельствуют его стихи и его жизнь.
Он был кандидатом филологических наук, лауреатом Государственной премии Украины имени Тараса Григорьевича Шевченко, литературной премии имени Павла Тычины, литературной премии “Дружба”.
Вышеславский перевёл множество стихов с иностранных языков, издал почти шестьдесят книг стихов и прозы. Руководил литературным объединением “Зеркальная гостиная”, которая дала путёвку в жизнь многим молодым поэтам.
У Леонида Вышеславского было высокое звание, которым он гордился: Председатель Земного Шара. В далеком космосе есть планета, носящая его имя.
Он был прекрасным поэтом, патриархом русской поэзии в Украине.
Когда-то он написал стихи о человеке, жизнь которого была образцом счастья, потому что больше всего на свете он любил дело, которому служил.
Там были такие строки :

О, если б дни мои блеснули
вот так же за грядою дней,
и так же люди вспомянули
меня в мой сотый юбилей!

18 марта нынешнего 2014 года исполняется сто лет со дня рождения Леонида Николаевича Вышеславского.
Наилучшая память о поэте — это чтение его произведений.
Возьмите книгу Леонида Вышеславского и прикоснитесь к его прекрасным стихам. Пройдите вместе с ним по его родным николаевским улицам, насладитесь прекрасным Киевом, покорите карадагские вершины, улыбнитесь солнечному деньку, запрокиньте голову к звёздам!..
Откройте для себя Поэта!

comments powered by HyperComments